История одного экспоната: бюст Ф. Задорожного работы Г. Дерюжинского на художественной выставке в Ялте в 1918 году

После революционных событий  1917 года  цвет творческой интеллигенции России, среди которых было немало известных композиторов, музыкантов,  артистов и художников оказались в Ялте.  В голоде и лишениях, надеясь остаться нужными здесь на родине, они  не переставали творить. В Ялте проходили  концерты, спектакли, организовывались художественные выставки.

В октябре 1918 года на художественной выставке "Искусство в Крыму", организованной  известным художественным критиком Сергеем Маковским,  были представлено 284 работы известных мастеров того времени. В каталоге выставки под номером 120 значился гипсовый бюст комиссара Задорожного работы скульптора Глеба Дерюжинского. Вместе с ним автор представил также  мраморные бюсты Ирины и Феликса Юсуповых,   

Имя  30-летнего скульптора  Глеба Дерюжинского   было уже достаточно известным в России. Потомственный дворянин, сын известного юриста,  он, вопреки воле отца,  решил полностью  посвятить себя искусству,  и уже первые его работы были  признаны удачными.  Особо удавались ему произведения в портретном  жанре, среди которых  было немало бюстов знатных  аристократических особ - княгини Марии Шаховской, княжны Ольги Орловой, академика князя Голицына. В 1917 году,  став премьером и военным министром, ему позировал Керенский.

В 1918 году по приглашению своего  друга по гимназии Феликса Юсупова Глеб Дерюжинский приезжает в Крым, в Кореиз. Его надежды на возможную жизнь в Крыму связаны с обещанием Феликса обеспечить его выгодными заказами,  и для начала скульптор приступает к работе над бюстом самого  Феликса и его супруги. Однако вскоре он получает  несколько необычный заказ. Вдовствующая Императрица Мария Федоровна просит скульптора создать бюст комиссара Задорожного, благодаря которому она сама и 17 представителей  династии Романовых, оказавшиеся после 1917 года под арестом  в своих южнобережных имениях "Ай-Тодор", "Дюльбер", и  "Чаир", остались в живых.

Комиссар Филипп Львович Задорожный - представитель Севастопольского совета -  был назначен руководителем охраны имений в конце 1917 года. По счастливой случайности, он лично знал одного их охраняемых - великого князя Александра Михайловича: в 1916 году Задорожный проходил обучение в созданной Александром Михайловичем Севастопольской офицерской авиационной школе. По понятным причинам он не мог не испытывать  уважения к великому князю. "Великим благом было для нас очутиться под такой стражей. При своих товарищах он обращался с нами жестко, не выдавая истинных чувств…", - напишет впоследствии о Задорожном  великий князь Александр Михайлович.

В марте 1918 года в ситуации ожидаемой оккупации Крыма немцами обстановка вокруг имений резко обострилась. Представители Ялтинского совета требовали немедленного расстрела Романовых. В целях безопасности Задорожный перевел всех Романовых, их приближенных и прислугу  в одно имение "Дюльбер", наиболее укрепленное и неприступное. Обстановка у ворот "Дюльбера" с каждым днем накалялась и в апреле, накануне прихода немцев, в один из наиболее опасных дней,   Задорожный усилил охрану и даже раздал оружие Романовым и их приближенным для отражения вооруженных нападений ялтинцев. Прибывший в "Дюльбер" с отрядом  немецкий офицер хотел повесить Задорожного и был очень удивлен, когда Романовы стали просить его этого не делать. Расставаясь, пленники и охранники трогательно прощались, самые молодые из них плакали.
Дагмария
Культурно-Историческое Общество
Имени Её Императорского Величества Государыни Марии Фёдоровны
Пресвятая Богородица,
моли Бога о нас!
Икона Божьей Матери Иерусалимская
Дерюжинский за работой
Бюст Задорожного скульптору  очень удался. Во время работы Мария Федоровна посещала мастерскую. "Забота о нас Задорожного и желание его охранить нас от жестокости революции приближают нас, людей, к Богу", - говорила она о комиссаре.  Сохранились воспоминания Дерюжинского о Задорожном, который  остался в его памяти как человек идеи, безусловно,  честный. Он произвел на него впечатление человека, который  пришел в революцию по убеждению и осуждал грабежи и неоправданные убийства. Чувства его были чисты, мечты наивны и трогательны. Этот простой, но широкий человек сумел вызвать к себе уважение и даже любовь. По окончании портрета вдовствующая императрица устроила у себя обед в честь Задорожного, Однако, мнение о Задорожном у других охраняемых было неоднозначным. Так,  например, дочь Марии Федоровны великая княгиня Ольга Александровна в своих воспоминаниях о нем писала: "Это был убийца, но человек обаятельный. Он никогда не смотрел нам в глаза. Позднее он признался, что не мог глядеть в глаза людям, которым ему придется однажды расстрелять. Правда, со временем он стал более обходительным. И все же, несмотря на все его добрые намерения, спас нас не Задорожный, а
то обстоятельство, что Севастопольский и Ялтинские советы не могли договориться, кто имеет преимущественное право поставить нас к стенке". Известно, что Севастопольский совет, возглавляемый Гавеном Юрием Петровичем,  в подчинение у которого находился Задорожный, ждал особых инструкций на этот счет из центра. И страшно себе представить, что могло бы случиться, если бы приказ поступил раньше прихода немцев. Ведь согласно новым революционным идеалам Задорожного,  перед ним теперь  были его враги, и  не важно кто - Романовы, Мальцовы, Барятинские,  Шмелевы …, враги, и он должен был выполнять приказы.  Но история, как известно, не любит сослагательного наклонения и, к счастью, как бы поступил тогда Задорожный,  навсегда останется для нас загадкой. А время показало, что события  в  "Дюльбере" в 1918 году являлись лишь коротким  отступлением перед кровавым боем, в котором уже не пощадили  ни комиссаров, ни князей.

Судьба комиссара Задорожного по сей день остается неизвестной. Неизвестно и что случилось с его гипсовым бюстом.   В ГААРК сохранилось письмо 1918 года Глеба Дерюжинского к Феликсу Юсупову с обратным адресом - Ялта, ул Загородная 5. Отвергнутый Феликсом, мучимый  нуждой, голодом и болезнью,  художник писал:  "Феликс,   выставка закрылась и мне необходимо вернуть тебе бюст. …Мне необходимо с Тобой повидаться, чтоб поговорить об одном деле - вкратце я хочу уехать искать счастье в Париж. Бюст Задорожного я хочу преподнести Императрице, так как она мне говорила, что желает его иметь… Моя просьба - может быть,  возможно было бы, чтобы ты спросил у Ея Величества  разрешения поднести ей бюст и попросить у нее благословения "искать счастья" за границей.  Я мог бы отвезти письмо от нее к сестре -  королеве Английской".

Возможно, императрица и приняла дар художника, но вряд ли  забрала с собой, отправившись в изгнание.  11 апреля 1919 года, когда  присланный в Ялту  английской королевой Александрой  британский крейсер "Мальборо" увозил Романовых, было уже не до  него. 

Скульптору  Дерюжинскому не суждено было искать счастье в Париже. Его  ждала другая страна -  Америка, куда он отправился весной 1919 года из Новороссийска. Он покорил ее очень быстро, представив на выставке в Нью-Йорке в 1920 году  бронзовый бюст 26-го президента страны Теодора Рузвельта. За 56 лет упорного труда в Америке он создал множество других прекрасных работ, среди которых и скульптурные портреты своих изгнанных соотечественников - А.И. Зилоти, С.В. Рахманинова, А.Т. Гречанинова, М.В.Добужинского…   Там, вдали от России,  ему суждено было  стать всемирно известным и украсить своими произведениями коллекции знаменитых музеев и галерей. 

В Крыму в фондах Алупкинского дворца-музея хранится созданный им  мраморный бюст красавца Феликса Юсупова с ялтинской  выставки 1918 года.  И глядя на него, невольно думаешь о том парадоксальном времени, когда рядом с мраморными лицами княжеских особ мог быть представлен бюст комиссара, сделанный на заказ самой императрицы.


Вертепова Л. Ю.

Заведующая отделом Ливадийского дворца-музея (г. Ялта)


Dalslandsgade 12, 6 th, Copenhagen, Denmark dagmaria@dagmaria.dk