БРАУНШВЕЙГСКОЕ СЕМЕЙСТВО: ИСТОРИЯ О ТОМ, КАК ОСТАВАТЬСЯ ЛЮДЬМИ В НЕЧЕЛОВЕЧЕСКИХ УСЛОВИЯХ

    Данная статья посвящена рассмотрению истории Брауншвейгского семейства, незаслуженно забытого в России. В ней мы намерены не только пролить свет на относительно малоизученный исторический сюжет, но и показать, как люди могут сохранять человеческое достоинство в весьма сложных жизненных обстоятельствах.

    Начиналась эта романтическая история весьма интересно. 3 июля 1739 г. жители г. Санкт-Петербург ликовали. Повод был более чем основательный - замужество самой завидной и богатой невесты России, принцессы Анны Леопольдовны.
    Принцесса Анна родилась в немецком г. Ростоке 7 декабря 1718 г. Вплоть до крещения в православной вере 12 мая 1733 г., она именовалась Елизаветой Екатериной Христиной. Ее родителями были: Карл Леопольд, герцог Мекленбург-Шверинский и герцогиня Екатерина Иоанновна, дочь царя Иоанна V Алексеевича и царицы Прасковьи Федоровны.
Однако семейная жизнь родителей принцессы складывалась крайне неудачно. Ведь в основе этого союза была расчетливая "брачная дипломатия" Петра I, а не любовь и взаимное уважение супругов.
    Летом 1722 г. герцогиня Мекленбургская с дочерью приехали в Россию, "оставив супруга одного воевать с его вассалами" [1, с. 22]. Предлогом для их приезда было приглашение матери - вдовствующей царицы Прасковьи Федоровны, давно мечтавшей увидеть свою любимую дочь и единственную внучку. В них она буквально души не чаяла.
    Неизвестно, как сложилась бы дальнейшая судьба внучки русского царя и дочери Мекленбургского герцога, если бы не события зимы 1730 г., когда на российский трон взошла ее родная тетка - Анна Иоанновна.
    Став Императрицей, бездетная Анна Иоанновна не забыла сестру и племянницу, к которой, вне всякого сомнения, испытывала теплые родственные чувства. По словам российского историка Е.В. Анисимова, "девочку поселили во дворце тетки, назначили ей штат придворных, а главное - Анну начали поспешно воспитывать и обучать" [1, с. 27].

был второй военный поход, в ходе которого принц храбро сражался с татарской конницей на берегах Днестра и Билочи.
    Помолвка принцессы Анны Леопольдовны и принца Антона Ульриха состоялась 2 июля 1739 г. Церемония происходила в большом зале Зимнего дворца в присутствии титулованной знати, придворных, министров, иностранных дипломатов. Принц просил вручить ему принцессу Анну в супружество, обещая беречь ее "всю жизнь с нежнейшей любовью и уважением". Словам этой сердечной клятвы принц следовал всю жизнь.
    А на следующий день в церкви Казанской Божией Матери совершилось торжественное бракосочетание. По совершении таинства брака прогремел пушечный салют. Войска на улице открыли беглый огонь. Вечером начался грандиозный бал. Улицы, дома и дворцы столицы осветились огнями праздничной иллюминации.
    Празднества продолжались целую неделю. Все дни и вечера которой были заполнены банкетами, салютами, балами, концертами, маскарадами. В первый и последний вечера праздничной недели на улицах били фонтаны с вином для простого народа. Которому, по словам очевидца, "пред сими фонтанами жареный бык с другими жареными мясами предложен был" [3, с. 65]. В полусумраке летней петербургской ночи возле императорского дворца на берегу Невы полыхали дивные огни фейерверка.
    Так замечательно все начиналось!


Дагмария
    В октябре 1782 г. умерла принцесса Елизавета Антоновна.  Она так и не смогла избавиться от ностальгии. В 1787 г. - принц Алексей Антонович, который такую приобрел любовь, что буквально весь город его оплакивал. В 1798 г. - принц Петр Антонович. Все они приняли кончину как истинные христиане, с твердым упованием на милость Господню. Ведь и на чужбине они регулярно посещали православные богослужения.
    Дольше всех прожила принцесса Екатерина. Сведения о том, как провела Екатерина Антоновна свои последние годы, весьма противоречивы. В 1801 г. ей исполнилось 60 лет. По этому поводу в городе было организовано празднование с иллюминацией.
    Оставшись одна, без любимой сестры и братьев, принцесса Екатерина Антоновна изъявляла желание возвратиться в Россию и постричься в монахини. По свидетельству иеромонаха Иосифа (Ильицкого), она "утешала себя только молитвою" и "терпела разные неудовольствия от находившихся при ней чиновников и служителей".
    В августе 1803 г. принцесса Екатерина Антоновна писала из Дании Императору Александру I: "Я всякий день плачу и не знаю, за что меня сюда Бог послал, и почему я так долго живу на свете. Я всякий день поминаю Холмогоры, потому что мне там был рай, а тут - ад" [1, с. 312].
    Умерла Екатерина Антоновна 9 апреля 1807 г. Гроб с телом принцессы встал рядом с гробами ее братьев и сестры в "русской капелле" местной церкви [3, с. 264]. И лишь в 1818 г. все четыре гроба были захоронены под полом капеллы.
    В заключение остается лишь выразить робкую надежду, что со временем во всех православных храмах будут молиться о упокоении Русских по духу и Православных по вере принцев и принцесс Екатерины, Елизаветы, Петра и Алексея, - последних потомков царя Иоанна V Алексеевича, свободного брата Петра I Великого.
    Да, они безвинно пострадали на земле, но, как сказал Господь наш Иисус Христос, "претерпевший же до конца спасется" (Мф. 10, 22). Мы верим, что они вместе со своим Братом Императором Иоанном VI Антоновичем в Небесных обителях славят Господа и молятся перед Ним за их земное Отечество - за всю многострадальную Россию.

    Такова грустная и поучительная история о Брауншвейгском семействе в России, которая свидетельствует не только о превратностях судьбы и злоключениях лиц, волей случая получивших и потерявших высшую государственную власть, но и учит всех нас оставаться людьми в самых, казалось бы, неподходящих для этого условиях.


Список литературы

1. Анисимов Е.В. Иван VI Антонович. - М.: Молодая гвардия, 2008. - 350 с.
2. Демкин А.В. Лейб-компания императрицы Елизаветы Петровны (1741-1762). - М.: РАН. Ин-т российской истории, 2009. - 227 с.
3. Левин Л.И. Российский генералиссимус герцог Антон Ульрих. - СПб.: Петербургский писатель; Русско-Балтийский информационный центр БЛИЦ, 2000. - 352 с.
4. Перевороты и войны / Христофор Манштейн. Бурхард Миних. Эрнст Миних. Неизвестный автор. - М.: Фонд Сергея Дубова, 1997. - 576 с.

Культурно-Историческое Общество
Имени Её Императорского Величества Государыни Марии Фёдоровны
Пресвятая Богородица,
моли Бога о нас!
Икона Божьей Матери Иерусалимская
    Супруги со смирением и кротостью переносили все тяжкие испытания, а Господь в утешение посылал им рождение детей.
    1 января 1744 г. родилась принцесса Елизавета Антоновна. 19 марта 1745 г. - принц Петр Антонович. 27 февраля 1746 г. - принц Алексей Антонович. Роды последнего сына были крайне тяжелыми.
    7 марта 1746 г. Анна Леопольдовна умерла. 18 марта ее тело было доставлено в Санкт-Петербург и выставлено для прощания в Александро-Невском монастыре.
    А что же принц Антон Ульрих? - Со слезами на глазах он проводил в последний путь горячо любимую супругу, ставшую единственной женщиной в его жизни, и продолжал жить ради детей.
    Вообразите картину: узник-отец с четырьмя малышами на руках. Иной бы спился от обиды и тоски. А он - нет. Оставшись без супруги, принц Антон Ульрих вооружился мужеством и терпением, явил пример самоотвержения, достойный родительской нежности. Он сумел воспитать детей добрыми, дружными, отзывчивыми, верующими людьми.
    30 октября 1761 г. принц Антон Ульрих обратился к Елизавете Петровне с просьбой разрешить детям учиться чтению и письму. Но ответа он так и не получил. Видимо, тогда Елизавете Петровне было уже не до Брауншвейгского семейства. Она тяжело болела, а 25 декабря 1761 г. скончалась.
    Принц Антон Ульрих научил детей читать и писать по-русски на свой страх и риск. Он также много внимания уделял их духовному развитию.
    Архангельский губернатор с 1763 г. по 1780 г., генерал-поручик Е.А. Головцын в одном из своих донесений писал: "При первом своем приезде из разговоров я приметить мог, что отец детей своих


    С этого момента иностранные дипломаты в своих донесениях сообщали, что именно юная принцесса немецко-русских кровей будет объявлена наследницей престола. Впрочем, официально Императрица никаких намерений относительно принцессы долгое время не высказывала. И это окончательно запутало иностранных дипломатов.
    Женихом Анны Леопольдовны стал принц Антон Ульрих Брауншвейг-Беверн-Люнебургский. Он родился 28 августа 1714 г., вскоре после окончания долгой европейской войны за испанское наследство [3, с. 24].
В Россию он приехал в феврале 1733 г. Официальным поводом для приезда 18-летнего немецкого принца явилось его поступление на русскую военную службу. Здесь ему пообещали командование кавалерийским полком. Однако у российской стороны были на него и другие виды, которые до поры до времени официально не разглашались.
    Дело в том, что Императрица Анна Иоанновна вознамерилась выдать за него свою родную племянницу Анну Леопольдовну, уже известную нам русскую дочь герцога Мекленбургского. Хотя той было только четырнадцать лет. Впрочем, этот брак был отсрочен. А принц Брауншвейгский был зачислен на русскую службу в звании полковника кирасирского полка.
    В России принц Антон Ульрих не тратил времени даром. Он активно занимался самообразованием, упражнялся в верховой езде, регулярно посещая манеж. Немецкий принц с большим увлечением учил новый и исключительно сложный язык. Обучение было успешным. И довольно скоро он выучился вполне прилично говорить, читать и писать по-русски.
    К моменту бракосочетания принц Антон Ульрих был уже известным боевым генералом, участником нескольких военных походов против турок. При взятии легендарной крепости Очаков летом 1737 г. принц проявил незаурядную личную храбрость, отмеченную самим командующим, фельдмаршалом Б.Х. Минихом, а также другими важными персонами. Так, Императрица Анна Иоанновна в письме к матери Антона Ульриха герцогине Антуанетте Амалии, упомянула, что "сын Ея славно отличился при взятии Очакова". Так оно и было.
    В 1738 г. за весомые заслуги перед своим новым Отечеством принц был пожалован высшими орденами Российской империи - Св. Апостола Андрея Первозванного и Св. Александра Невского. А далее


    Принцесса Елизавета Антоновна рассказала сенатору Мельгунову, что "отец и мы, когда были еще очень молоды, просили дать свободу, когда же отец наш ослеп, а мы вышли из молодых лет, то просили разрешения проезжаться, но ни на что не получили ответа. Но в теперешнем положении, не останется нам ничего больше желать, как только того, чтобы жить здесь в уединении. Мы всем довольны, мы здесь родились, привыкли к здешнему месту и застарели".
    Когда при Екатерине II они стали получать подобающие их статусу одежду, драгоценности и украшения, они радовались этому как дети. Однако мечтали они об ином: получить возможность выйти на луг, за ограду своей надоевшей тюрьмы, чтобы рассмотреть растущие там диковинные полевые цветы. Ни о чем другом они и не помышляли. Вот пример истинной нестяжательности!
    В 1780 г. детей Анны Леопольдовны и Антона Ульриха, имевших безусловные права на российский престол, посадили на корабль и отправили в Данию к их родной тетке, Королеве Юлиане Марии. Однако на новом месте (г. Горсенс) никакой радости они не нашли. По словам историка Л.И. Левина, это была жизнь в "позолоченных цепях" [3, с. 255-266].
любит, а дети к нему почтительны и несогласия между ними никакого не видно".
    Когда Императрица Екатерина II предложила герцогу Антону Ульриху свободу и право выезда за границу, но без детей, он с негодованием отказался от такого монаршего "подарка". Он решительно объявил, что "готов лучше умереть в заключении, нежели пользоваться свободой на таких условиях". Это был благородный поступок.
    Примечателен и тот факт, что сам принц Антон Ульрих, будучи представителем инославного христианства (лютеранином), отнюдь не препятствовал воспитанию детей в Православной вере.
    Однако долгие годы холмогорского заточения основательно подорвали его здоровье. Так он и умирал, слепой, страдающий цингой, подагрой и водянкой, но сильный духом и в окружении любящих его детей.
    Кончина Российского генералиссимуса принца Антона Ульриха приходится на май 1776 г. Караульные солдаты вынесли гроб с телом бывшего генералиссимуса и в полной тишине похоронили "подле церкви внутри ограды дома, где арестанты содержаться" [3, с. 230-231]. Уже только одними своими долговременными страданиями российский генералиссимус приобрел право на уважение потомков.
    Визитеры, неоднократно приезжавшие к арестантам в Холмогоры с целью различных инспекций, отмечали, что их встречали разумные, добрые и весьма симпатичные люди. Робость, простота, доброжелательность, застенчивость, молчаливость, - вот такие характеристики дают принцам и принцессам видевшие их современники.
    Так, посетивший узников сенатор А.П. Мельгунов писал в своем отчете Императрице Екатерине II: "Живут же между собой дружелюбно, и притом незлобивы и человеколюбивы. Упражнения их состоит в том, что летом работают в саду, ходят за курами и утками и кормят их, а зимою бегают в запуски на деревянных коньках по пруду, читают церковные книги, и играют в карты и шашки, девицы же, сверх того, занимаются иногда шитьем белья".
    После смерти генералиссимуса Антона Ульриха главой Брауншвейгского семейства в Холмогорах стала принцесса Елизавета Антоновна. Ростом и лицом она походила на покойную мать. Словоохотливостью, обхождением и разумом она далеко превосходила братьев своих и старшую сестру. Все они ей повиновались.

    12 августа 1740 г. у Анны Леопольдовны и Антона Ульриха родился долгожданный сын. Высочайшим Указом Ее Императорского Величества Анны Иоанновны во всех храмах России было повелено служить благодарственный молебен с колокольным звоном, а если возможно, - то и с пушечной пальбой. Новорожденного в честь прадеда нарекли Иоанном. Крестины младенца происходили в покоях самой Анны Иоанновны, которая была "восприемницей от купели", то есть крестной матерью будущего Императора. Которого она, по всей видимости, предполагала воспитывать самостоятельно, как собственного ребенка [1, с. 41].
    Но "человек предполагает, а Бог располагает". Эта поговорка как нельзя лучше иллюстрирует дальнейшее развитие сюжета. Ведь события осени 1740 г. разворачивались с какой-то фантастической быстротой.
    Конец сентября - тяжелая почечнокаменная болезнь Императрицы Анны Иоанновны. 5 октября - манифест Императрицы о провозглашении младенца Иоанна Антоновича наследником престола. 17 октября - смерть Императрицы, провозглашение Императором Иоанна VI  Антоновича при регентстве Э.И. Бирона. 9 ноября - свержение регента Бирона фельдмаршалом Минихом. Анна Леопольдовна становится Великой княгиней и правительницей России. 11 ноября принц Антон Ульрих пожалован в генералиссимусы [1, с. 42-117].
    Однако правление законного Императора-младенца Иоанна VI Антоновича было недолгим. Оно продолжалось всего 404 дня. В ночь с 24 на 25 ноября 1741 г. "дщерь Петрова" Елизавета в сопровождении нескольких преданных ей людей вошла в казарму гренадерской роты Преображенского полка и обратилась к гвардейцам со словами: "Ребята, вы знаете, чья я дочь, идите за мной!" [4, с. 310].
    После этого, как отмечает историк А.В. Демкин, "гренадеры вооружились, взяли боевые заряды, гранаты и примкнули штыки" [2, с. 51]. Затем Елизавета Петровна, не теряя времени даром, отправилась с гренадерами (304 человека рядовых и унтер-офицеров) к Зимнему дворцу, чтобы узурпировать власть.
    Сразу же зафиксируем главное: переворот Елизаветы Петровны был абсолютно незаконным. По законодательству (начиная с действовавших тогда норм Уложения 1649 г.) уже умысел на нанесение вреда здоровью Государя или на свержение его с престола карался смертью, не говоря уже о действии [2, с. 55]. По существу же, это был силовой захват власти, сопряженный с циничным игнорированием требований закона. Единственное обстоятельство, которое хоть в какой-то мере оправдывает действия Елизаветы Петровны, заключается в том, что "все совершилось тихо и спокойно, и не было пролито ни одной капли крови" [4, с. 311-312].
    Однако участь правительницы Анны Леопольдовны, ее супруга генералиссимуса Антона Ульриха и их детей - Императора-младенца Иоанна VI Антоновича

и принцессы Екатерины Антоновны, родившейся 26 июля 1741 г., - была решена окончательно и бесповоротно. Ведь в условиях, когда бездействует сила права, действует право сильного.
12 декабря 1741 г. Брауншвейгское семейство, как с подачи Елизаветы Петровны стали называть семью отстраненных от власти законных правителей России, было выслано из столицы. Далее в жизни этих людей были только дороги и тюрьмы, тюрьмы и дороги (Рига, Дюнамюнде, Раненбург) [3, с. 107-133].
    Осенью 1744 г. заключенные были доставлены в г. Холмогоры. Кстати, у родителей к тому времени насильно отобрали их первенца, Иоанна Антоновича. И вплоть до своей насильственной смерти он их уже не видел, поскольку находился в строжайшей изоляции от внешнего мира.
    Как складывались отношения Анны Леопольдовны и Антона Ульриха в этот период? - Конечно же, они складывались непросто!
Условия содержания "холмогорских узников" были весьма суровы. Однако никто из них не впал в уныние. Напротив, все они наглядно демонстрировали величие духа и покорность воле Божьей.
    Брауншвейгское семейство, оказавшись в заключении, выдержало нечеловеческие трудности. Но оно так и не утратило любви, уважения, терпения, веры, духовной трезвости, - то есть тех качеств, на которых устраивается счастливая семья.

Dalslandsgade 12, 6 th, Copenhagen, Denmark dagmaria@dagmaria.dk
Принц Антон Ульрих


Портрет принца Антона Ульриха  Брауншвейгского


с. Холмогоры Архангельской области (современный вид).


Правительница Анна Леопольдовна и Император Иоанн VI Антонович (из Музея восковых фигур в г.Санкт-Петербурге)